avangard-pressa.ru

Память: 27 июля/ 9 августа - Религия

Новомученик, священник Пантелеимон Богоявленский родился около 1881 года в Псковской губернии в семье псаломщика Великолукского Богоявленского собора Иоанна Богоявленского.

Так как достоверных сведений о дате рождения о. Пантелеимона не обнаружено, то год его рождения установлен приблизительно, по дате окончания им Псковской Духовной семинарии. В дореволюционной России окончание семинарии, как правило, происходило по достижении семинаристом 21 или 22-летнего возраста. О детских и юношеских годах будущего священномученика также известно мало. В раннем возрасте Пантелеимон остался сиротой. Учеба в семинарии далась ему нелегко, поскольку за учебу необходимо было платить.

Псковскую Духовную семинарию Пантелеимон закончил в 1903 году по второму разряду и был определен на место псаломщика в Никольский храм Александровского Посада на Талабских островах. Именно в этом храме, где начал свою самостоятельную жизнь будущий священномученик, впоследствии служил известный всему православному миру подвижник благочестия XX столетия прот. Николай Гурьянов.

В годы юности будущего новомученика в Псковской епархии набирала силу деятельность нравственно-просветительского Братства Святых первоучителей славянских Кирилла и Мефодия. В состав его преимущественно входили представители епархиального духовенства. Круг задач Братства был весьма разнообразен, и Пантелеимон, став братчиком в числе членов-соревнователей, участвовал в его работе, перенимая опыт от старшей братии.

После 4 лет служения Пантелеимона псаломщиком на Талабских островах Арсений (Стадницкий), Архиепископ Псковский и Порховский, рукоположил его в сан диакона к церкви погоста Сенно Псковского уезда. Хиротония была совершена 3 / 16 июня 1907 г. за Литургией в Псковском Свято-Троицком кафедральном соборе. Погост Сенно, где полагал начало своим трудам в священном сане отец Пантелеимон, было известно своим древним храмом с отдельно стоящей колокольней и небольшим ухоженным кладбищем при них. Церковь в Сенно посвящена Святому Великомученику Георгию Победоносцу. Этот святой является одним из любимейших святых на Псковщине: псковичам приходилось не раз прибегать к молитвенной помощи этого победоносного воина в многочисленных бранях за свою землю. Рядом с Сенно находятся известные своими древностями — Старый Изборск, Псково-Печерский монастырь; земля изобилует святыми источниками. Будущий пастырь духовно возрастал и укреплялся под сенью этих великих православных святынь Псковского края.

Через год служения в диаконском сане, 30 сентября / 13 октября 1908 г., в день памяти священномученика Григория, просветителя Армении, диакон Пантелеймон был рукоположен во священника и определен к храму Казанской иконы Божией Матери Благовещенского Воронцовского женского монастыря.

Благовещенский женский монастырь, основанный как община в 1898 году по желанию двух родных сестер, помещиц имения Воронцово, был открыт попечением великого молитвенника русской земли св. прав. Иоанна Кронштадтского и игумений Леушинского монастыря Таисии (Солоповой). Монастырь располагался вдали от проезжих дорог в Холмском уезде, входящем в состав Псковской губернии. Св. прав. Иоанн Кронштадский пожертвовал 6000 руб. на устроение новой обители и сам освятил в ней домовую церковь во имя Казанской иконы Божией Матери. Леушинская игумения, имевшая опыт в устроении монастырей, отправила в обитель одну из своих лучших сестер, монахиню Таисию, впоследствии возведенную здесь в сан игумении. К1902 году община была преобразована в монастырь с уставным богослужением и обширным упорядоченным хозяйством. Обитель несла и социальное служение миру — брала на воспитание девочек-сирот. Подрастая, девочки по желанию оставались в монастыре или уходили в мир, имея за плечами опыт монастырского послушания. Отец Иоанн Кронштадский относился к Воронцовской обители как к своему детищу и имел о ней молитвенное и материальное попечение на протяжении всех последующих лет.

В 1902 году настоятель Псково-Печерского монастыря архимандрит Мефодий, благочинный монастырей Псковской епархии, по распоряжению священноначалия произвел в новой обители проверку. Результаты отец благочинный доложил Преосвященному Сергию (Панину): «... Всюду образцовый порядок – и в храме, и в трапезной, и в келиях, лучше которого и желать невозможно, всюду так и видится особенное молитвенное попечение об общине ее основателя, известного всему миру христианскому молитвенника — протоиерея о. Иоанна Сергиева».

Одна из почитательниц о. Иоанна Кронштадского, вдова богатого Петербургского чиновника, оформила на его имя дарственную на землю с постройками в г. Петербурге. О. Иоанн предоставил зарождающейся Воронцовской общине этот участок и благословил устроение на нем монастырского подворья. Вскоре в Петербургском подворье затеплилась монастырская жизнь. Игумения Таисия прислала в С. — Петербург послушниц, которые усердно трудились и «пусто место становилось свято». Иждивением и молитвами отца Иоанна был выстроен трехпрестольный храм с жилым корпусом для сестер. Начались богослужения, появились прихожане, новые помощники и благотворители. Благодаря Петербургскому подворью монастырь значительно окреп. Вполне вероятно, что о.Пантелеимон, как штатный священник Воронцовской обители, неоднократно служил на подворье, поклонялся святым покровителям Петербурга, его многочисленным святыням, встречался с духовно опытными людьми.

В 1910 г. Воронцовская игумения обратилась к Архиепископу Арсению с прошением о строительстве в Воронцове пятиглавого каменного храма со звонницею. Владыка благословил строительство и 26 июня / 9 июля 1910г. прибыл в обитель для освящения места под строительство храма. «Псковские епархиальные ведомости» (1910 г., № 18) сообщали об этом событии следующее: «Настоятельница монастыря — игумения Таисия, старшие и младшие сестры встретили Владыку во вратах, а в парадном крыльце с крестом и со святою водою встретил его настоятель храма — священник Пантелеимон Богоявленский, который приветствовал Владыку речью, в которой просил «совершить великое и святое дело: положить начало новому храму и помочь выполнить еще большее желание и большее стремление: воздвигнуть и нерукотворный храм в душах и сердцах наших». Владыка Арсений обратился к присутствующим со следующим, приблизительно, словом назидания: «С любовью взирал я на вашу обитель, когда подъезжал к ней. Я обратил внимание, что обитель ваша цветет и расширяется: храм окружен величественной оградой, чего раньше не было, кругом воздвигнуты новые постройки: все это прекрасно! Но все это, так сказать, сторона казовая, сторона внешняя, а о внутренней стороне — о своих душах имеете ли вы заботу? Ваш батюшка указал, что у вас есть два желания, два стремления: иметь внешний храм Божий и иметь такой же внутренний, и этот последний гораздо важнее и дороже первого. Вполне соглашаясь с ним, я убедительно прошу вас — заботьтесь более об ограде и храме внутреннем, воспитывайте себя в христианском благочестии! Старайтесь быть чистыми душою и сердцем!»

Итак, пастырский путь будущего новомученика иерея Пантелеимона начался в возрождающемся монастыре. Будучи молод и полон сил, о. Пантелеимон принимал участие не только в благоустроении обители, в хозяйственном ее возрастании, но, прежде всего, в духовной жизни насельниц. Здесь было открыто для него широкое поле пастырской деятельности. Отец Пантелеимон получал бесценный опыт в попечении о «малых сих», духовно возрастая от силы в силу.

Спустя 3 года служения в монастыре, к лету 1911 года отец Пантелеимон был перемещен на место священника в селение Верхний Остров, а осенью того же года — к Лопухинской инвалидной церкви Свт. Николая в погост Карачуницы Порховского уезда.

В Карачуницах с 1863 года действовало благотворительное заведение — Дом Призрения воинов-инвалидов, где проживали неимущие инвалиды войны в возрасте от 70 лет и более. Инвалидный дом был устроен местным помещиком, попечителем В.М. Лопухиным. О. Пантелеимон был назначен настоятелем церкви Свт. Николая, которая была для бывших защитников Отечества местом приуготовления для перехода в вечность.

Уже через 2 недели служения на новом месте, 25 сентября / 8 октября 1911 г., новый настоятель встречал высокого гостя. Погост Карачуницы посетил новый Псковский архиерей — Преосвященный Алексий (Молчанов), который сменил на Псковской кафедре Владыку Арсения (Стадницкого). Преосвященный знакомился с епархией, обозревая церкви, приходы и монастыри.

По прибытии в Карачуницы епископ Алексий был приветствован речью отца Пантелеимона краткой, но насыщенной, дающей слушателю полное уверение в том, что сей служитель престола Божия имеет дар пастырского слова. Владыка отслужил в инвалидной церкви всенощное бдение св. Апостолу и Евангелисту Иоанну Богослову и сам елеопомазывал народ. Благолепная архиерейская служба в сослужении епархиального духовенства, прибывшего вместе с Владыкой в сопровождении архиерейского хора, как сообщил впоследствии сам отец Пантелеимон в заметке об этом в «Псковских епархиальных ведомостях», надолго остались в памяти того, кто был очевидцем этого редкого для сельского прихода события.

Очевидно, что отец Пантелеимон не мог долго оставаться в губернской глубинке. Его способности к проповеди были отмечены Преосвященным Алексием и вскоре, через месяц после посещения им п. Карачуниц, отец Пантелеимон был переведен в уездный город Порхов в Свято-Троицкий собор вторым священником. В условиях нарастания революционной пропаганды и расшатывания устоев государственности в уездном городе как воздух нужны были священники, обладавшие даром проповеди. Спустя немногие годы этот талант проповедника Слова Божия послужил причиной мученической кончины священника Пантелеимона Богоявленского.

Свято-Троицкий и Благовещенский соборы были одними из главных достопримечательностей Порховского края. Величественные, с благолепными внутренними интерьерами, они привлекали по тем временам большое количество порховчан. Отец Пантелеимон, став одним из пастырей главного городского прихода, стремился произносить проповеди как можно чаще. Батюшка видел острую необходимость в разоблачении политических, религиозных и прочих шарлатанов, заполонивших все слои общественной жизни. Он старался сеять в сознании своих прихожан идеи Истины и добра. Большинство прихожан были из простого народа, хранившего веру и отеческие традиции. Но в этой же среде находила отклик и душевредная пропаганда. И пастырь смело и решительно проповедовал в защиту веры и христианских добродетелей.

Отца Пантелеимона привлекают и к преподавательской деятельности. Он входит в корпорацию преподавателей Порховского Духовного училища. Уже к учебному 1912 году, всего через полгода служения на новом месте, его избрали кандидатом в члены Правления училища на грядущее трехлетие 1913—1915 гг. На очередном съезде отцов депутатов Порховского училищного округа отца Пантелеимона избирают членом Ревизионного Комитета по отчетности училища на 1915—1916 гг. Усердие о. Пантелеимона отмечает епархиальное начальство и в 1914 г. награждает его камилавкою. Авторитет отца Пантелеимона растет. Проповедь словом живым, настойчивым, поставляла его в разряд пастырей, умело собирающих и удерживающих паству в лоне Православной Церкви.

В октябре 1917г. совершился большевистский переворот. Весной 1918 года священник Пантелеимон Богоявленский был расстрелян без суда и следствия врагами Христовой Церкви. В архивах не сохранилось материалов его следственного дела. Документов, которые содержали бы подробности обстоятельств его гибели, обнаружить также не удалось. Известие о расстреле о.Пантелеимона ограничивается скупой заметкой в журнале «Еженедельник ВЧК» за май месяц 1918 года. В приводимых в этом номере списках расстрелянных по некоторым губерниям России значится и священник Пантелеймон Богоявленский: «Пантелеймон Богоявленский, благочинный Порховского собора, расстрелян за распространение подложных слухов посредством проповедей».В «Еженедельнике» допущена ошибка — о.Пантелеимон назван благочинным. Порховским благочинным являлся протоиерей Евгений Лебедев. Вероятно, отец Пантелеимон замещал отца благочинного на время его отсутствия. Протоиерей Евгений Лебедев был авторитетнейшим в свое время священнослужителем. Он был ближайшим сподвижником последнего настоятеля Никандровой пустыни архимандрита Владимира (Гиганова), богослова, бывшего морского офицера Царской армии. Архимандрит Владимир был автором брошюры, изданной вскоре после 1917 года, которая раскрывала смысл богоборческого бунта. Эти два священнослужителя были арестованы за «контрреволюционную деятельность» в 1924 году, преданы суду и отправлены в лагеря НКВД.

Несмотря на предельную лаконичность, штампованная Фраза о расстреле отца Пантелеимона в «Еженедельнике ВЧК», официальном чекистском печатном органе, все же содержит главное указание причины расстрела о. Пантелеимона. Любой деятель большевистского террора, пробегавший глазами эти строки и умевший читать их скрытый смысл, понимал, что священник был уничтожен за проповедь против богоборцев.

Слово пастыря в уездном городе имело авторитет. Из храма оно неслось по домам, наполняло город, достигая всех и каждого. Слово звало народ остановиться в слепом следовании богоборцам, прийти в себя, вспомнить о Боге... У большевиков оставался один способ борьбы с такими проповедниками — их физическое уничтожение.

Отец Пантелеимон был убит за безбоязненную проповедь против врагов Святой Христовой Церкви. Ему было к этому времени 37 лет. В священном сане он служил Святой Церкви 11 лет.

Священномученик Пантелеимон Богоявленский восприял честь мучеников, которые, по слову Святителя Григория Богослова, есть «...духовные всесожжения, совершенные жертвы, приятные приношения, проповедание Истины, обличение, исполнение духовно постигаемого закона, разрушение заблуждения, гонение порока, потопление греха, очищение мира».

Порховский край отныне приобрел своего Святого покровителя, молитвенника и предстателя перед Престолом Божиим.

Святые новомученики Псковские.

Жития святых священномучеников псковской епархии XX столетия. Псков, 2004.