avangard-pressa.ru

Память 29 июля / 11 августя, в Соборе Московских святых и в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской - Религия

Родился в 1886 году в селе Рождествено Московского уезда Московской губернии в семье псаломщика.

Образование получил в церковноприходской школе.

Был рукоположен во диакона, а после революции - во священника. Служил в одном из храмов в Орехово-Зуевском районе.

В 1931 году был арестован и приговорен к двум годам заключения за то, что не выполнил сельскохозяйственного задания и не отдал требуемых от него властями семян овощей и яровых. Священник, однако, обжаловал приговор через суд, и задание, как невыполнимое, было отменено; через полгода он был освобожден и вернулся к служению в храме.

В 1934 году был назначен служить в храм в селе Новинском Наро-Фоминского района. В 1936 году храм в селе был закрыт, и отца Алексия перевели в храм в селе Мауринском того же района, где он прослужил до своего ареста во время гонений 1937 года.

23 сентября 1937 года для дачи свидетельских показаний об отце Алексии был вызван секретный сотрудник НКВД протоиерей Сергий Павлов, который показал, что «священник Красновский антисоветски настроенный, является ярым противником существования советской власти... Красновский сказал: “...сколько нас не мучает советская власть, придет такое время, когда и мы будем мучить, все вернем свое лучшее, и заставим мучиться тех людей, которые в данное время мучают нас”».

29 сентября 1937 года секретный сотрудник НКВД псаломщик Иван Протасов[23] дал показания об отце Алексии, что будто ему «известно со слов Красновского, что тот человек антисоветски настроенный и крайне недовольный существованием советской власти... Красновский сказал: “Сейчас везде происходят большие аресты, сажают всех подряд ни в чем не виновных людей. Данные аресты происходят в связи с этими проклятыми перевыборами в Верховный Совет в связи с несчастной 20‑й годовщиной Октябрьской революции, когда ее только не будут праздновать, не дождешься”».

1 октября был допрошен брат Ивана Протасова, Александр Протасов, до революции служивший псаломщиком, а после революции оставивший служение в церкви; он подписал все лжесвидетельства, которые ему были продиктованы следователем.

Вечером 1 октября отцу Алексию принесли на дом повестку, чтобы он срочно явился в Наро-Фоминский райисполком; здесь и состоялся допрос, занявший не более пяти минут. Спросив биографические данные священника, следователь заявил:

– Следствие располагает данными о вашей антисоветской деятельности. Дайте следствию показания о вашей антисоветской деятельности.

– Лично я никакой антисоветской деятельности и агитации не вел.

После допроса отца Алексия отправили в Таганскую тюрьму в Москву. 10 октября священник еще раз был допрошен. На этот раз допрос занял еще меньше времени.

– Вы лишались избирательных прав? – спросил его следователь.

– Избирательных прав я лишен с 1917 года.

– Вам давалось твердое задание?

– Твердое задание давалось...

– Вы признаете себя виновным в антисоветской деятельности?

– Нет, не признаю.

11 октября 1937 года тройка НКВД приговорила священника к десяти годам заключения в исправительно-трудовом лагере. Отец Алексий потребовал очной ставки со лжесвидетелями, заявив, что все обвинения, выдвинутые против него, бездоказательны. Священнику в очной ставке было отказано, и он был отправлен в Бамлаг, куда прибыл 20 ноября 1937 года. В дороге он был безжалостно ограблен бандитами, и, прибыв на станцию Тахтамыгда, где в 46-й колонне 1‑го отделения ему предстояло отбывать срок заключения, попросил родных прислать ему некоторые теплые вещи, но только чтобы они были не новые. В лагере отец Алексий был освидетельствован медицинской комиссией, которая признала его по состоянию здоровья нетрудоспособным.

10 января 1938 года он писал супруге Анне Николаевне:

«Сообщаю, что я жив... Вчера была комиссия, которая продлила мне отдых еще на месяц... Надеюсь, что вы первые письма мои получили и просьбу мою исполните, то есть будете сообщать о себе почаще, за что буду глубоко-глубоко благодарен... Дорогая Нюра! Я тебя просил и еще напоминаю, сходи во ВЦИК... а еще справься в областной прокуратуре о моей жалобе и на нее резолюции. Жалобу я послал через начальство Бамлага 27 ноября, где изложено все так, как было, как произошел арест, и как мне было не предоставлено очной ставки, о которой я убедительно просил... Сходи на Петровку и справься у прокурора области по надзору за органами НКВД, а то постарайся попасть лично к прокурору и от себя подай жалобу, за что буду благодарен. Не обижайся на меня. Будь другом до гроба. Я часто вас вижу во сне... До свидания! Остаюсь искренне любящий вас до последней минуты жизни Алексей Красновский».

3 марта 1938 года против отца Алексия и некоторых других заключенных Бамлага было затеяно новое дело. Священника обвинили в том, что он не хочет, хотя и может, работать, организует сектантские сборища, открыто выражает антисоветские настроения. В качестве свидетельств были собраны агентурные донесения секретных сотрудников НКВД, а затем допрошены лжесвидетели, которые показали,

«что на колонне № 46 за последние два месяца организована контрреволюционная группа бывших церковников, состоящая из служителей культа и сочувствующих им... Все эти лица... активно участвуют в распространении контрреволюционных провокационных слухов, клеветы на партию, правительство и ее вождей... Вышеозначенная группа, возглавляемая бывшим благочинным... по воскресным дням систематически собирается в бараке... где организовывают читку Евангелия и пение церковных песен, а также рассказывают проповеди…»

21 марта начальником 2-го отделения 3-го отдела Бамлага НКВД вместо обвинительного заключения была составлена справка, в которой было написано, что

«группа заключенных, состоящая из девяти человек бывших попов, семи человек сектантов, четырех кулаков, одного сына промышленника, монархического и прочего контрреволюционного элемента... объединившись между собой, систематически собирали сборища, особенно по воскресеньям и другим религиозным праздникам, где проводили контрреволюционную агитацию среди заключенных... Выражали недовольство судебной политикой советской власти и распространяли контрреволюционную клевету на органы НКВД о терроре, о голоде в СССР, о сталинской конституции, выборах в Верховный Совет СССР и советской культуре... На контрреволюционных сборищах пели религиозные песни и выполняли религиозные обряды».

31 марта 1938 года тройка НКВД приговорила всех обвиняемых к расстрелу, среди других и отца Алексия. Причем никто из приговоренных не был допрошен и им долго не объявлялся приговор.

Священник Алексий Красновский был расстрелян 11 августа 1938 года и погребен в общей безвестной могиле.

Использованные материалы

События дня.

Поистине, первое богослужение в новом храме является событием, поистине, знаменательным, а потому мне нельзя было его пропустить, если есть такая возможность. А потому я стремлюсь обязательно попасть на службу эту. Честно говоря, я имел предчувствие, что служба может начаться раньше, нежели было сказано, однако я уже привык, что в соборе всегда объявлялось время действительного начала службы и отдельно – время встречи архиерея, а потому предчувствию я не внял, а потому пошел на место назначения к 10.00. И вот, я прихожу на место. Вокруг храма выстроилась толпа, а в разных концах площадки, где находится храм стоят палатки, одна из которых, судя по всему, служит дополнительной церковной лавкой, остальные же призваны служить этакой походной трапезной. У входа в храм о.Роман Хотков, полностью облаченный для совершения литургии, с кем-то беседует. Сам храм уже полон народу. В центре стоит архиерейский амвон, занимающий едва ли не четверть крохотного пространства храма. У амвона стоят два аналоя с иконами Христа Спасителя и Божией Матери – для чтения входных молитв. Об орлецах я уже не говорю. Чтение часов, судя по всему, было уже завершено и наверху, на клиросе, одна из певчих читает молитвы ко святому причащению. Поликандило в своде шатра храма уже развернуто, хоть лампы в него еще не поставлены. В иконостасе уже появляются первые иконы: уже поставлены иконы Христа Спасителя и Божией Матери по сторонам от Царских врат – большие и маленькие – их целует священник во время входа на вечерне или литургии, по краям повешены маленькие иконы Святой Троицы (с южной стороны) и преподобного Сергия Радонежского (с северной стороны). Во втором ярусе уже поставлены иконы праздников: над Царскими вратами уже висит образ Тайной вечери, а по бокам – образы ряда двунадесятых праздников: Рождества Христова, Успения Божией Матери, Введения во храм Пресвятой Богородицы, Рождества Пресвятой Богородицы, Сретения Господня, Крещения Господня. На стенах храма также повешены иконы: Великомученика и целителя Пантелеимона, преподобного Серафима Саровского, великомученика и Победоносца Георгия, благоверного великого князя Александра Невского и преподобного Романа Сладкопевца…

В это время ко входу идут иподиаконы, несущие клобук и мантию, а также архиерейский жезл. Начинается трезвон (звенят те самые колокола, недавно освященные). Как выясняется, звонница стоит на крыше над западной частью храма, а управление колоколами осуществляется с помощью лесок, тянущихся через отверстие в стене на клирос. Через пару минут ко входу направляется о.Роман Хотков с подносом с напрестольным крестом. Спустя пару минут в храм входит благочинный Новороссийска, о.Максим Карпов, который забирает у о.Романа поднос, а о.Роману передается деревянный ковчежец с частицами мощей преподобномучениц, Великой княгини Елисаветы и инокини Варвары, а в крышку вставлена небольшая икона святых преподобномучениц с небольшой частицей мощей одной из них. Отец Роман кладет ковчежец на подставку, стоящую на солее. После этого он возвращается ко входу и берет в руки поднос. К этому времени из алтаря выходят диаконы – о.Евгений Габов и о.Сергий (Пугач). Наконец, в храм входит Владыка Феогност, благословляя народ, стоящий не только в храме, но и на паперти (не только ввиду ожидания архиерея – маленький храм не вмещал всех желающих). Как всегда, у входа на него надевается мантия и вручается архиерейский жезл. «Премудрость!» - пронзительно возглашает о.Сергий и верхний хор традиционным величественным распевом поет: «От Восток Солнца до Запад хвально имя Господне. Буди имя Господне благословенно от ныне и до века!» Диакон Евгений Габов вслух читает: «Честнейшую Херувим и Славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую сущую Богородицу тя величаем» «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне и присно и во веки веков. Аминь», «Господи помилуй (3 раза)», «Именем Господним Преосвященнейший Владыко благослови». Все духовенство целует Крест из рук правящего архиерея, после чего он поклоняется образу праздника, после чего идет к амвону под пение «Достойно есть….»[24]. Начинается чтение входных молитв, в которых священнослужители просят у Бога удостоить их возможности совершать литургию (чтение этих молитв для священника не отменяет необходимости чтения правила ко Святому причащению, даже более обширного, чем то, что предназначено для мирян). При чтении особых тропарей архиерей прикладывается к установленным иконам, а после чтение молитв просит прощения у верующих, а затем благословляет народ на три стороны под пение хора, поющего весьма необычным распевом: «Тон дэспотин архиереаимон кириэфилатэ. Исполла эти дэспота (3 раза).» Архиерей восходит на архиерейский амвон и уже начинает разоблачение – с него снимается мантия, клобук, ряса и временно панагия. Уже по ходу этого процесса местный хор начинает петь песнопение, вообще-то положенное для ПАТРИАРШЕГО БОГОСЛУЖЕНИЯ: «На гору Сион взыди благовествуяй, и Иерусалиму проповедуяй, в крепости вознести глас: преславная глаголашася о тебе граде Божий. Мир на Израиля, и спасение языком.» Пение не завершается, так как пелось оно медленно, а архиерей к тому времени начинает облачение. Диаконы с кадилами становятся на амвоне, прося благословение кадильниц и получив, начинают чтение особых текстов, своих на надевание каждого элемента облачения. Это не молитвы, а как бы пожелания облачающемуся: «Руце… сотвористе и создасте тя» (на надевание поручей) и т.д. надевается подризник, поверх которого надевается пояс, а затем епитрахиль и поручи, после чего надевается палица, саккос и большой омофор, а также снова надевается панагия и богослужебный наперсный Крест, а затем гребень, которым он, согласно нормам, причесывается, и наконец, митра. Хор при этом, снова неким медленным распевом, поет: «Да возрадуется душа твоя о Гсподе, облече бо тя в ризу спасения и одеждею веселия одея тя и яко на жениха возложи ти венец и яко невесту украси ты красотою.» Итак, облачение завершено. «Господу помолимся!» - Возглашает о.Сергий и о.Евгений Габов громко возглашает традиционные слова: «Тако да просветится свет твой пред человеки, яко да видят добрая дела твоя и прославят Отца твоего, иже есть на небесех, всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь». После этого архиерей благословляет дикирием и трикирием народ на 4 стороны под пение «Тон дэспотин…», исполняемое несколько необычным распевом. Прежде чем начаться литургии, архиерей прочитывает пару молитв об освящении храма, а затем кропит стены храма освященной водой под пение тропаря Кресту Господню. Наконец, начинается подготовка к совершению литургии. Читаются предначинательные молитвы. Диаконы и все духовенство берет благословение предстоятеля, а затем старший священник (о.Максим Карпов) идет в алтарь – к престолу[25], а диакон – ближе к центральному аналою, при этом иподиаконы с архиерейским жезлом становятся у амвона. Для начала литургии все готово. Весь этот чин почти всегда одинаков, так что, может быть, его и не нужно было бы описывать, но уж очень он красив и интересен. Я не могу удержаться, чтобы снова и снова не описать всю эту красоту, хоть кому-то может показаться и слишком однообразным писать одно и то же.

«Благослови Владыко!» - Произносит диакон и следует начальный возглас литургии: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа ныне и присно и во веки веков.» - Благословенное Царство Божие – это не только те райские обители, куда нам всем надлежит попасть (если мы не хотим угодить в ад, в место, уготованное не нам, но сатане), но и здесь, в здании храма, приготовленном Богу, но также, по слову Христову: «Царство Божие внутри вас есть». Каждый устраивает в течение своей жизни в себе дом либо для духов злобы, либо для Духа Божия и последнее есть Царство воистину благословенно, так как лишь в нем человек обретает искомое всем человечеством счастье, так что радости о Господи Господе от него уже не отнимет никто. После этого начинается великая ектения, в которой мы молимся о ниспослании мира душам нашим и миру нашему и о спасении душ наших и о всех православных христианах, начиная от священноначалия и кончая ближних наших, плавающих путешествующих, страждущих, плененных, о ниспослании всяческих плодов земных и наконец, воспомянув Божию Матерь и всех святых, предаем живот наш Богу. Звучит славословие. В это время архиерею подносится книга, по которой он читает тайные священнические молитвы, которые должны читаться в определенные ее моменты.

Звучит первый антифон – 102 псалом, в котором псалмопевец восторгается милостью Божией к человеку: «Благослови душе моя Господа [Благословен еси Господи]! Благослови душе моя Господа и вся внутренняя моя имя святое Его! Благослови душе моя Господа и не забывай всех воздаяний его, очищающаго вся беззакония твоя, исцеляющаго вся недуги твоя, избавляющаго от истления живот твой, венчающаго тя милостию и щедротами, исполняющаго во благих желания твоя, обновится, яко орля (орленок), юность твоя. Творяй милости своя Господь и судьбы всем обидимым, сказа пути своя Моисеови и сыновом Израилевым хотения своя. Щедр и милостив Господь, долготерпелив и многомилостив, не до конца прогневается, ниже во век враждует, не по беззакониям нашим сотворил есть нам, ниже по грехом нашим воздал есть нам, но по высоте небесней от земли сотворил есть Господь милость свою на боящихся Его. Елика отстоит восток от запад, тако удалил от нас беззакония наша, якоже щедрит Отец сыны, тако ущедрит Господь боящихся Его, яко позна создание наше, помяну, яко персть (земля) есмы. Яко человек трава дни его, яко цвет сельный, тако отцветет, яко дух пройдет в нем и не будет, и не познает к тому места своего. Милость же Господня от века и до века на боящихся его и правда его на сынех сынов, хранящих Завет его и помнящих вся заповеди Его, творити я. Господь на небеси уготова престол свой и Царствие его всеми обладает. Благословите Господа вси Ангели Его и сильнии крепостию творящи слово (сильные в творении Слова Его), услышати глас Словес Его. Благословите Господа вси силы Его, слуги Его, творящии волю Его, благословите Господа вся дела Его. На всяком месте владычествия Его Благослови душе моя Господа!»

Как всегда, следует малая ектения, еще один призыв к молитве. Ектения – это в основном, не молитва, а призыв к ней, дабы и мы не стояли в храме бесцельно, но использовали это время для беседы с Богом. Отвечает на призывы диакона также боковой хор. После чтения молитв при этой ектении архиерею подносят умывальнцу и он умывает руки, при этом находящийся рядом диакон скороговоркой прочитывает ряд псалмов (умыю в неповинных руце мои и обыду жертвенник Твой….. и т.д.)….. После этого следует второй антифон, восхваляющий милость Божию и говорящий о том, что надежда на Бога не будет посрамлена: «Хвали душе моя Господа, восхвалю Господа в животе моем, пою Бога моего дондеже есть. Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в них же несть спасения, изыде дух – возвратится в землю свою, с ним же погибнут вся помышления его. Блажен, емуже Бог Иаковль помощник его, упование его на Господа, Бога своего, сотворшаго небо и землю, море и вся, яже в них, хранящаго истину в век, творящаго суд обидимым, дающаго пищу алчущим. Господь решит окованныя, Господь умудряет слепцы, Господь возводит низверженныя, Господь любит праведныя, Господь хранит пришельцы, сира (сироту) и вдову примет и путь грешных погубит. Воцарится Господь во век, Бог твой, Сионе, в род и род».

После этого поется традиционное песнопение: «Единородный Сыне и Слове Божий бессмертен сый и изволивый спасения нашего ради воплотитися от Пресвятыя Богородицы и Приснодевы Марии, непреложно вочеловечивыйся, распныйся же, Христе Боже, смертию смерть поправый, един от Всесвятыя Троицы, спрославляемый Отцу и Святому Духу, спаси нас!» И снова звучит ектения…. Начинается пение третьего антифона, включающего пение молитвы Благоразумного разбойника: «Помяни мя ( в данном случае поется «нас») Господи, егда приидеши во Царствии Твоем» и 9 заповедей Блаженства, данных Христом, которые, в отличие от 10 заповедей Закона Синайского, дают представление о том, что есть благо: осознание своей нищеты духовной пред Богом, плюс обнищание сомнительным «богатством» грехов, осознание и оплакивание с отвержением своих грехов, кротость и смирение, жажда правды Божией и оправдания, милосердие, которого в нас так не хватает, чистота сердца, стремление к миру и миротворчеству, до которого нам тоже далеко, и наконец, готовность принять любые страдания от ненавидящих имя Господне и радость, ибо «мзда ваша многа на небесех», как сказал Господь. Вот, текст с этими заповедями (Мф. Гл.5, ст 2 – 12): 3Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. 4Блаженны плачущие, (прежде всего, плачущие о грехах своих) ибо они утешатся. 5Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. 6Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. 7Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. 8Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. 9Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. 10Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. 11Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. 12Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас.

Заповеди Блаженства, в которых Господь говорит о том, что должен делать человек, в отличие от 10 заповедей Закона Синайского, Ветхозаветного. Нищие духом, то есть, видящие себя нищими духовно пред Богом, точнее, адекватно воспринимающие себя, а человеку, видящему свои грехи и понимающему, насколько он отвержен от Бога и по своей склонности ко греху нищ, некогда судить ближних, да такой человек даже радуется, когда кто укажет ему на его недостатки и обличит и даже будет благодарить, как благодетеля. Это и есть смирение, то есть, свобода от гордости, этого мертвящего дыхания сатаны, которым заражены мы все. Плачущие – здесь не все плачущие вообще, как клевещут неверующие, но плачущие о грехах своих, то есть видящие мерзость своих грехов и ненавидящие это зло и в этой ненависти стремящиеся изгладить его из души. Без Бога это невозможно, но прошедших этот путь до конца мы называем святыми, ибо их очистил и освятил сам Господь. О кротости я не скажу, она вытекает из всего, сказанного выше – видящему свою мерзость некогда смотреть на других и озлобляться. Жаждущий же правды, прежде всего, жаждет исполнения правды Божией, оправдания, не только в себе, но и в ближних, дабы грешник не погиб, но обратился и был жив. Также это и жажда праведности, стремление жить по заповедям Господним, что вытекает из предыдущего. Увы, в нас того нет, мы с вами, живя по своей гордости, вовсе не горим желанием жить по повелениям Божиим. Жаждущий же правды и смиренный человек и в ближнем видит Творение Божие и по слову апостола Иоанна Богослова, любя Бога, любит и творение Его и всячески помогает всякому из ближних не из страха перед заповедью «если вы что сделали малым сим, вы сделали это мне», но из любви, подражая Богу, всегда творящему добро и помогающему людям. Плод же заботы о спасении души есть чистота сердца, которая не собственными силами дается, но с помощью Божией и такой человек также будет любить мир, мир в себе, который с очищением и будет нисходить на него от Бога, мир с ближними, к которому он будет стремиться, не по менторскому стремлению поучать других, но по любви, не терпящей злобы и вражды. И такой человек, любя Бога, вкусив мир Божий, вкусив сладкого, не сможет уже питаться горечью, которую дает мир сей и ради этой сладости будет готов терпеть всевозможные поношения и даже гонения, какие не способен претерпеть ни один человек и читая жития святых, иные даже не верят, что человек такое может претерпеть (даже некоторые рационалисты-богословы и те подвергают подлинность житий мучеников сомнению). Он и не может, но благодатью Божией он обретает эту силу претерпевать скорби от людей и всякие вообще и разумеет их, как поучения…. Таковы эти заповеди. Читая их еще раз, понимаешь, сколь ты сам далек от того пути, к которому призваны мы все. «Будьте совершенны, как и Отец ваш Небесный совершенен» - Так говорит Господь, заграждая уста говорящим, что святые – это какие-то другие люди, а нам им даже подражать не нужно…. Другого пути в Царство Божие нет. Боже, настави мя на путь правый!

Начинается малый вход. Из алтаря в центр направляется процессия из иподиаконов с архиерейским жезлом и дикирием и трикирием, диакон с кадилом и еще один диакон – с Евангелием, а затем – оба священника, участвующие в литургии. Все выстраиваются в центре. Наконец, протодиакон Евгений испрашивает благословение на вход и следует возглас: «Премудрость прОсти». Затем духовенство традиционно начинает петь «Приидите, поклонимся и припадем ко Христу. Спаси ны, Сыне Божий, во святых дивен сый, поющия Ти. Аллилуиа.» При этом предстоятель благословляет верующих на 4 стороны дикирием и трикирием. Это один из торжественных моментов архиерейской литургии. Заканчивается время, когда архиерей, символизируя нахождение Христа среди людей, пребывал в центре храма и после благословения духовенство, продолжая петь, направляется в алтарь и с амвона предстоятель снова благословляет народ. Хор подхватывает со слов «Спаси ны……» и снова пропевает. По окончании пения архиерей кадит алтарь и солею, держа дикирий в предшествии диакона с трикирием под протяжное пение «бокового» хора «Исполла эти дэспота». Потом хор поет его уже более величественным напевом, а затем многолетие повторяет духовенство. Хор пропевает тропари преподобномученице Елисавете, а также мученику Калиннику, чтимому в этот день, а затем – кондак преподобномученице Елисавете. После этого духовенство пропело традиционный кондак «Предстательство христиан непостыдное…[26]», исполняемый последним из кондаков для храмов, посвященным святым. И после этого сразу же следует традиционный призыв диакона к молитве и славословие, которое воспевает уже сам архиерей, а затем, как и на всякой полной литургии, звучат традиционные слова: «Господи, спаси благочестивыя, и услыши ны…», повторяемые духовенством в алтаре и затем местным хором, а затем, во весь голос воспевая «И во веки веков», уходит в алтарь. И начинается пение Трисвятого, как всегда, попеременно хором и духовенством. После третьего пения архиерей выходит на амвон с крестом и дикирием и произносит особую молитву: «Услыши Боже с небесе и виждь и посети виноград сей (это про паству) и утверди и (его) его же насади десница Твоя» и благословляет народ на 3 стороны под протяжное пение хора, продолжающего петь Трисвятое протяжным распевом.

Возглашает прокимен и читает апостольские послания о.Сергий (Пугач).

Чтения литургии. Отрывок из первого послания апостола Павла к Коринфянам: 1Не хочу оставить вас, братия, в неведении, что отцы наши все были под облаком, и все прошли сквозь море; 2и все крестились в Моисея в облаке и в море; 3и все ели одну и ту же духовную пищу; 4и все пили одно и то же духовное питие: ибо пили из духовного последующего камня; камень же был Христос.

5Но не о многих из них благоволил Бог, ибо они поражены были в пустыне.

6А это были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое, как они были похотливы.

7Не будьте также идолопоклонниками, как некоторые из них, о которых написано: народ сел есть и пить, и встал играть.

8Не станем блудодействовать, как некоторые из них блудодействовали, и в один день погибло их двадцать три тысячи.

9Не станем искушать Христа, как некоторые из них искушали и погибли от змей.

10Не ропщите, как некоторые из них роптали и погибли от истребителя.

11Все это происходило с ними, как образы; а описано в наставление нам, достигшим последних веков.

12Посему, кто думает, что он стои́т, берегись, чтобы не упасть.

13Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести.

14Итак, возлюбленные мои, убегайте идолослужения.

15Я говорю вам как рассудительным; сами рассуди́те о том, что говорю.

16Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?

17Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба.

18Посмотрите на Израиля по плоти: те, которые едят жертвы, не участники ли жертвенника?

19Что же я говорю? То ли, что идол есть что-нибудь, или идоложертвенное значит что-нибудь?

20Нет, но что язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами.

21Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской.

22Неужели мы решимся раздражать Господа? Разве мы сильнее Его?

23Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает.

24Никто не ищи своего, но каждый пользы другого.

25Все, что продается на торгу, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести; 26ибо Господня земля, и что́ наполняет ее.

27Если кто из неверных позовет вас, и вы захотите пойти, то все, предлагаемое вам, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести.