avangard-pressa.ru

Память о ней – в наших сердцах. - Культура

Страницы истории.

Невельский район был образован 1 августа 1927 года постановлением Президиума ВЦИК в составе Великолукского округа Ленинградской области. 29 января 1935 года Невельский район был включен в состав Великолукского округа Калининградской области. 22 августа 1944 года он был включен в Великолукскую область. В октябре

1957 года был передан в Псковскую область.

Невельский район расположен на юге Псковской области, на холмистой местности, на отрогах Валдайской возвышенности.

Первое упоминание названия Невель в государственном документе относится к 1503 году. Это название происходит от финского корня нев-, означающего большую воду (озеро, море).

В конце ноября 1917 года в Невельском уезде был сформирован первый орган советской власти - Совет солдатских и рабочих депутатов. Первая партийная ячейка была создана в Невеле в марте 1917 года. Первый профсоюз – в июле 1918 года. Первый колхоз был организован в 1930 году.

Невельский район прошел через все этапы истории России: коллективизация и репрессии 1930-1940 гг., Великая Отечественная война, послевоенная разруха и восстановление народного хозяйства, мирное строительство 1960-1980 гг., этапы перестройки.

Великая Отечественная война унесла жизни более 20-ти тысяч мирных жителей. Шестнадцати нашим землякам было присвоено звание Героя Советского Союза.

Более 600 невельчан, передовиков промышленного и сельскохозяй-ственного производства, награждены орденами и медалями СССР, в том числе 15 – орденом Ленина, 14 – орденом Октябрьской Революции, 114 – орденом Трудового Красного Знамени, 159 – орденом «Знак Почета».

Далеко за пределами района известны коллективы художественной самодеятельности: трио «Смородинка», ансамбль «Элегия», хор ветеранов, танцевальные.

Две видеостудии «Норд Ост» ВКонтакте и две на Фейсбуке продолжают традиции народной видеостудии «Квант».

Международные коллективы студии, в которых более 2000 участников. Здесь готовятся к публикации книги , снимаются новые видеофильмы. Все это размещается в интернете. Директор видеостудий Константин Фролов.

Заметны успехи невельских спортсменов: они - чемпионы области по футболу среди школьников, серебряные и бронзовые призеры в чемпионатах по волейболу и баскетболу. Лучшие лыжники, легкоатлеты, снайперы, неоднократно защищали честь района и области на зональных и Всероссийских соревнованиях.

Валерий Лапенков.

Наш Александр Белодедов.

Передо мной дорогая реликвия – Грамота Президиума Верховного Совета СССР о присвоении А.И. Белодедову звания Героя Советского Союза, воспоминания родных, фотографии Саши - подростка, курсанта Сухумского стрелково-пулеметного училища, офицера Советской Армии. Тут же воспоминания боевых друзей, подлинные документальные материалы из архива Министерства обороны СССР, раскрывающие яркую картину героизма и мужества, отваги и воинской славы А.И. Белодедова. Все это собрал и систематизировал Ю.П. Лапенков.

…Недалеко от Невеля раскинулась тихая деревушка Крупевицы. Здесь, в 1920 году, в большой семье Ивана Григорьевича Белодедова родился Саша. Здесь же прошло и его детство. Из всех ребят, а их было в семье шесть, Саша выделялся свой любознательностью и жаждой к учебе.

Семилетним переступил он порог начальной школы в селе Березове. Учился лучше всех в классе. Закончив пять классов, Саша перешел в Невельскую среднюю школу № 1. Педагоги хвалили мальчика за прилежание. «Мама, - писал Саша в Крупевицы, - приезжай ко мне, поинтересуйся, как занимаюсь».

Мать однажды приехала к сыну, и Саша с гордостью показал ей свои похвальные грамоты. Сердце матери наполнялось гордостью и восхищением. Своих сверстников он удивлял тихим нравом и скромностью. Некоторые за это называли его «красной девицей». Часто бывал Саша в родном селе, ходил с отцом на охоту, любил купаться в озере «Большой Иван». Он охотно помогал родным в домашних делах. В своих воспоминаниях они пишут: «Для нас было радостью, когда приезжал из города Саша. Вечерами мы часто собирались все вместе и он пел свою любимую песню:

Тучи над городом встали,

в воздухе пахнет грозой.

За далекой, за Нарской заставой,

Парень живет молодой…

Аккомпанировал ему на гармони слепой брат. А потом Саша, встряхнув своей белокурой, кудрявой головой, под задорные переливы баяна пускался в пляс. Это были незабываемые дни!»

Страсть к знаниям звала юношу к дальнейшей учебе. В 1936-м году Александр Белодедов поступил в Невельское педагогическое училище. Он готовил себя к профессии учителя. По окончании педучилища его направили работать в Среднюю Азию, в небольшой туркменский городок Теджен. Ему тогда было восемнадцать лет, и он взялся за дело с энтузиазмом, пропадал в школе дни и ночи.

В 1939-м году Александра Белодедова призвали в армию и направили в Сухумское стрелково-пулеметное училище. Здесь его близким другом стал командир курсантского отделения Федор Чайка.

Он вспоминает: «Я с Сашей учился в 1940-1941 годах в Сухумском стрелково-пулеметном училище, в одной роте. Саша на втором году службы стал помощником командира взвода курсантов, а я - командиром отделения. Немного застенчивого, и, вместе с тем, общительного парня уважали в училище. Саша был отличником, очень хорошим товарищем, образованным и воспитанным курсантом».

Мне показали из семейного альбома фотографию Саши – выпускника военного училища. Веселое мальчишечье лицо. На белой рубашке парадной формы особенно отчетливо выделяются в петлицах воротника лейтенантские знаки отличия. Таким он был, когда на нашу землю напал коварный враг. И началась фронтовая жизнь…

17 июля 1941-го года тяжело раненного Александра Белодедова доставили в санитарный батальон, а затем - в полевой госпиталь. Всегда внимательный к людям, он находил в себе силы интересоваться здоровьем других воинов.

«Белодедов! Вам письмо!», - сообщил ему однажды сосед по палате. Известие о письме обрадовало и испугало Сашу. «Откуда узнали, что я в госпитале?» - мелькнула у него мысль. Но это оказался другой Белодедов, его однофамилец. Саша о своем ранении никому не писал, боялся расстроить родных.

Гневом загорались глаза раненых, слушавших по радио сообщения о зверствах, которые чинили гитлеровские палачи. Белодедов рвался на фронт. И вот - он снова на передовой!

А. И. Белодедова направили в одну из частей прославленной 295-ой стрелковой дивизии.

Летом 1942-го года гитлеровцам удалось занять Донбасс, прорваться к Сталинграду, захватить богатейшие сельскохозяйственные районы Дона, Кубани и подойти к нефтяным районам Кавказа. Воины 295-ой стрелковой дивизии свыше двух месяцев успешно отражали яростный натиск немецко-фашистских полчищ, которые пытались прорвать нашу оборону на реке Баксан, захватить перевалы главного кавказского хребта и выйти в Закавказье и к Бакинской нефти.

Утром 25-го декабря немцы открыли губительный артиллерийско-минометный огонь по обороне дивизии. В воздухе появились свыше 60-ти фашистских самолетов, которые нанесли массированный бомбовой удар по командным пунктам и узлам связи частей и соединений. Врагу удалось прорвать оборону советских войск. 26-го декабря фашисты захватили столицу Кабардино-Балкарской АССР – город Нальчик и развили наступление в сторону города Орджоникидзе. Обескровленные предшествующими боями, полки дивизии отходили в горы. Но это было последнее отступление дивизии в октябре 1942-го года.

В этот, тяжелый для страны 1942-й год, Александр Белодедов вступил в Коммунистическую партию. Бережно хранил он в кармане гимнастерки партийный билет. В огне боев мужал характер молодого коммуниста.

Остановив фашистов в предгорьях Северного Кавказа, дивизия на рассвете 31-го декабря 1942-го года перешла в решительное наступление и вышла к Таманскому полуострову. Начались затяжные бои. Особую смелость и отвагу в них проявил Александр Белодедов. Возглавляя группу добровольцев – разведчиков, действующих на рыбацких лодках, он обеспечил зачистку болот от немецко-фашистских захватчиков и выход частей дивизии на берег реки Адагум.

За отличные действия добровольцев – разведчиков в Кубанских плавнях в 1943-м году А. Белодедов получил правительственную награду – орден Красной Звезды. Это был его первый орден, которым он очень гордился.

295-я стрелковая дивизия остановилась у Днепра. Немцы думали, что эта река будет для нее непреодолимой преградой. Наше наступление было очень тяжелым и длилось несколько суток.

Фашисты прилагали отчаянные усилия, чтобы сорвать форсирование широкой водной преграды и удержать город Херсон. Но советские воины, отбивая многочисленные контратаки гитлеровцев, ворвались на улицы Херсона и 13-го марта штурмом овладели им.

При форсировании устья Днепра и в боях за город Херсон, вместе со многими воинами дивизии, отличился и капитан А. Белодедов.

Скупые, лаконичные строки наградного листа раскрывают находчивость, смелость, мужество и отвагу советского офицера: «Капитан Александр Белодедов, исполняя обязанности начальника штаба 1040-го стрелкового полка в период подготовки и форсировании реки Днепр, а также в период штурма города Херсон проявил исключительную распорядительность, организованность и бесперебойную четкость управления боем. Благодаря личной инициативе и неутомимой заботе о личном составе капитана А. И. Белодедова, весь полк форсировал Днепр стремительно и организованно. В период штурма города Херсон А.И. Белодедов, руководя штабом полка, сумел обеспечить в сложной обстановке бесперебойное управление, и в короткий срок враг был парализован и город очищен от него. Гитлеровцам было нанесено серьезное поражение».

За руководство этими операциями командование наградило А. Белодедова орденом «Отечественная война 1-ой степени». Дивизии присвоили почетное наименование «Херсонская» и вручили орден «Красного Знамени».

Через несколько месяцев, командир полка приколол к груди А. Белодедова третий орден – «Отечественной войны 2-ой степени», за доблесть и геройство при освобождении города – героя Одессы. Однополчанам Саши никогда не забыть ту страшную ночь с 9-го на 10-е апреля 1944-го года…

Шли кровопролитные бои за Одессу. Над головами свистели пули, повсюду рвались снаряды и бомбы, весь город был объят пламенем…

Только на рассвете Одесса была полностью очищена от врагов. Боевые друзья радостно поздравляли друг друга с одержанной победой.

«Ну и смелый, решительный ты, Саша в бою!» - так не раз говорили

А.И. Белодедову его фронтовые друзья. А Саша предпочитал рассказывать о героизме своих подчиненных, умалчивая о себе.

Документальные материалы и воспоминания однополчан поведали нам об истории четвертого боевого ордена А. Белодедова…

Это было в августе 1944-го года. Войска 2-го и 3-го Украинских фронтов развернули Ясско-Кишиневскую наступательную операцию, которая имела своей задачей окружение и уничтожение основных сил вражеской группы армий «Южная Украина» в Советской Молдавии. В решительное наступление перешли войска 5-ой ударной Армии. Капитан А. Белодедов, начальник штаба 1042-го стрелкового полка, все время находился вместе с атакующими.

В бою за село Буцень 25-го августа 1944-го года гитлеровцам удалось вклиниться в боевые порядки первой стрелковой роты.

«Не выдержат натиска фашистов – погибнут мои товарищи!» - подумал Александр Белодедов, реально оценив создавшуюся обстановку. И он отправился в штаб первого батальона, быстро организовал полное взаимодействие пехоты с артиллерией. Под его личным руководством советские воины отразили контратаку противника и не допустили прорыва врага за реку Прут.

Воинское мастерство и мужество были проявлены Белодедовым и в бою за село Котовское – родину легендарного героя гражданской войны Г.И. Котовского. В результате развернувшегося здесь боя было уничтожено свыше двухсот немецких солдат и офицеров, и большую группу захватили в плен.

Смелость и отвага капитана Александра Белодедова достойно были оценены высокой правительственной наградой - орденом Красного Знамени, ему было присвоено воинское звание майора.

Шел последний год войны. Советская Армия развернула наступление с Сандомирского и Мангушевского плацдарма на реке Висла. Враг не выдержал натиска советских войск, отступая в свою собственную берлогу.

17-го января в местечке Мархаты Рава Мазовецкого уезда гитлеровцы встретили 1042-й стрелковый полк ураганным артиллерийским огнем и контратаками, пытаясь остановить наше наступление. Находясь в боевых порядках наступающих войск, Александр Белодедов принял единственно правильное решение. Он отдал распоряжение на ведение разведки на флангах полка и, приказав закрепиться на западной окраине небольшого селения Слупце, занялся восстановлением нарушенного взаимодействия с артиллерией и организацией связи с соседними подразделениями и штабом дивизии. Прошли, буквально, считанные минуты, ударила наша артиллерия и в атаку поднялась пехота. Враг был отброшен. Наше наступление продолжалось.

Символом бесстрашия, мужества, и воинской доблести – орденом Кутузова III-ей степени наградила Родина майора Александра Белодедова за этот подвиг!

В личном деле сохранилась краткая боевая характеристика, написанная на Александра Белодедова 3 марта 1945-го года, всего за несколько дней до его гибели: «Тактически грамотный офицер. В любой сложной обстановке ориентируется хорошо и умело, своевременно принимает правильные решения. В бою умеет организовать взаимодействие стрелковых подразделений с артиллерией и соседями. Правильно руководит подразделениями в оборонительных и наступательных боях. Обладает твердым характером, требователен к себе и подчиненным. Всегда бодр и подтянут. В бою инициативен, смел и решителен».

Сразу после Ясско-Кишиневской операции Саша встретился со своим другом по военному училищу Федором Чайка, прибывшим на должность командира 1042 –го стрелкового полка.

Вскоре им предстояло вместе штурмовать город и крепость Кюстрин. Это был узел семи железных дорог, крупный индустриальный центр и основной узел сопротивления врага на Одере. Фашисты прикрыли подступы к городу траншеями с большим количеством артиллерии и пулеметов. Они установили заграждения из колючей проволоки, в стенах домов были установлены бойницы, окна подвалов приспособлены под амбразуры, а на чердаках – огневые точки.

Фашисты придавали исключительно важное значение удержанию в своих руках города Кюстрин, как важного и сильного укрепленного узла обороны, прикрывающего подступы к Берлину. Они рассматривали его, как «Ворота в Берлин».

Штурм города начался 6-го марта в 9 часов 20 минут. После 10-ти минутного артиллерийского налета 1042-й стрелковый полк нанес удар своим левым флангом в районе лесопильных заводов. Прорвать оборону противника не удалось. Второй день боев за город полк начал повторным ударом и в 11 часов овладел селением Варник. Гитлеровцы предпринимали одну за другой контратаки, пытаясь вернуть утерянные позиции…

Особенно ожесточенные бои завязались 8-го марта в районе газовых заводов. Штурмовые группы медленно продвигались вперед, используя огнеметы. Советские воины захватили центральную часть города, отрезали пути отхода противнику на запад. Фашистский гарнизон был окружен. Однако враг не сдавался. Бои продолжались.

11-го марта был получен приказ: 12-го марта штурмовать в 5 часов утра форт и казармы.

Вспоминает Ф. Чайка: «Я лег отдыхать, а Саша Белодедов сидел за столом и думал… О чем, так никто и не узнал. Сосредоточенно что-то чертил карандашом по листу бумаги. Он был спокоен, как всегда перед боем. Потом мы узнали, что Саша лично организовал разведку, сам поднял подразделение и вместе с другими воинами пошел на штурм вражеских укреплений. Это было в 3 часа ночи…».

Атака советских бойцов была настолько решительной и стремительной, что гитлеровцы стали в панике отступать. Думая об одержанном успехе, Саша не обратил внимание на расположенный недалеко от него, курган. Из вражеского дота ударила пулеметная очередь, и пуля сразила героя…

Известие о смерти начальника штаба полка молнией облетела воинов дивизии. Приходилось много терять боевых товарищей, но эта смерть потрясла всех. Однополчане Саши жестоко отомстили врагу, заставив его капитулировать.

12-го марта Кюстрин был полностью очищен от врага. Гитлеровцы в этих боях потеряли убитыми до 4000 солдат и офицеров, было уничтожено около двухсот орудий, 8 танков, 7 реактивных установок, 7 паровозов, до 100 вагонов. В плен было взято около 3500 солдат и офицеров.

Гроб с телом героя был установлен в школе села Тамзель, со слезами на глазах с Сашей прощались его боевые друзья…

Командующий 5-ой ударной Армии генерал-лейтенант Берзарин сказал:

«Это был верный сын и патриот нашей Родины! Слава о его подвиге будет вечно жить в сердцах нашего народа!».

За мужество и отвагу, проявленную в боях при ликвидации вражеского плацдарма на реке Одер, и штурме города и крепости Кюстрин А.И. Белодедову было присвоено звание Героя Советского Союза.

На польской земле, недалеко от города Кюстрин спит вечным сном Александр Иванович Белодедов, имя которого стало легендарным.

Память о нем свято хранят и жители г. Невеля Псковской области. Имя славного земляка присвоено одной из улиц города.

В. Стригунова.

Константин Фролов.

Галина Прищепова

Вьюге.

Что же сделала ты, вьюга –

Все дороги замела…

Сколько ждать теперь мне друга,

До которого числа?

Ждать его я не устану

Дни и ночи напролет.

Мой хороший, мой желанный

Все равно ко мне придет!

Сердцем я его согрею,

А у сердца - свой рассказ:

Лучше – если б поскорее,

Лучше – если б в этот час.

Синичке.

Ох, синичка, мой дружок,

Кто тебя поранить мог?

Нету жизни без потерь,

Больно крылышку теперь.

Я его перевяжу,

За тобою пригляжу…

О, как я звала ее

В мое тихое жилье!

Не послушалась она,

Отлетела от окна.

Я теперь о ней грущу,

Всюду я ее ищу,

То на дальнюю зарю,

То на веточку смотрю…

Зинаида Гржибовская

Самое главное.

С рождением человека

Рождается и звезда,

Которая путь укажет,

Что делать, идти куда.

И вовсе, может, не видно,

Где этот проляжет путь.

Главное – не было б стыдно,

Потом на него взглянуть!

А, может, всего главнее

На этом, земном, пути

Здесь, в сложностях жизни нашей,

Себя самого найти!

Это было.

Ты сказал, что с погодой – скверно,

Для меня это – сказочный дождь!

Ты сказал, что любишь морозы,

А меня пробирает дрожь…

Это было. И не однажды…

Только, что нам смотреть назад?

Мы сегодня вместе сказали:

«Какой это чудный закат!».

Иван Павлов

Иванов день.

Июль румянился и цвел…

Я помню праздник тот,

Как шел в Иваново и шел

Наряженный народ.

Вот парень в кепке набекрень,

С приколотым цветком.

Ах, только ли в Иванов день

Мечтают о таком…

А девушка – для русых кос

Прикрасы не нужны.

В таких влюбляются всерьез,

А не на две весны.

Гармошки, песни, пляски, смех,

И солнце – на закат…

И, хоть у всех забот полно,

Не все домой спешат.

Легенда, быль ли – я не прочь

Проверить, хоть и сед,

Что ищут к счастью в эту ночь

На папоротнике свет…

В житейском море – сто невзгод,

Но до сих пор ко мне

Плывет Иванов день, плывет

Как парус по волне.

Ларина Федотова

На мостках.

Закат мерцает ярко, вечер тает,

Синь заозерная уходит в темь.

Где взять слова? Их просто не хватает,

Хотя бы три найти, а лучше семь.

Мостки на озере прогрелись за день,

Садимся, свесив ноги над водой.

Срослись две камышинки, словно складень,

Над острием осоки молодой.

Не выразить словами состоянье,

Когда душа природы бередит

Наш слабый дух – и не на расстоянье,

А рядом – белой лилией глядит.

Убрало солнце лучики-подпорки,

И растворилось, словно в облаках.

Прибрежный луг и Плиссы на пригорке,

И мы, как изваянье на мостках.

Григорий Дегелев

У древнего камня.

Какое по счету распутье?

Дорогами мир перевит.

И камень былинный, по сути

У каждой развилки стоит.

И время торопит с ответом

И каркает ворон опять:

«- Теперь не коня, а планету

ты можешь в пути потерять!»

И шагу неверному радо,

Сбивает с дороги вранье…

А жизни – всего лишь и надо:

Поступки во имя ее.

Как хотелось бы…

Ах, как хотелось бы пожить

В краях неторопливых,

Где просто некуда спешить

На волнах дней счастливых.

Где нет заката, нет борьбы,

Нет жесткой плетки: «Надо!»,

А берега твоей судьбы

Всегда с тобою рядом.

Плывет и плещется вода

И тихо шепчет что-то…

И нет греха, и нет стыда,

И – никакой заботы!

Где пахнет яблоками май,

И все друг другу рады…

Тогда бы это был бы рай,

А в рай поверить надо!

Геннадий Тумарев

Признание.

Родина, опять, как в годы ранние,

прислонясь к вечернему лучу,

я тебе сердечные признания

нежно и взволновано шепчу…

Говорят, что много неприметного

в череде твоих озер и нив,

но какое дело мне до этого,

кто для сердца мил, тот и красив.

Нет повторенья.

Еще не все, не все, что свято, продано.

Доводится, и слышать и читать

о местности – «моя вторая родина»

о женщине – «моя вторая мать».

О, люди, будьте каждый раз внимательны,

произнося священные слова:

нет повторенья Родине и Матери –

и только этим святость их жива!

Анатолий Кузнецов

В моей руке.

Что за прелесть твоя рука,

В ней - восторг, откровение зрелости.

Я любуюсь - как издалека,

Боже правый, придай мне смелости…

Что за чудо твоя рука,

В ней – любовь и судьба. И прощение-

За что, сам не знаю пока,

От чего, не знаю – спасение.

Как прекрасна твоя рука,

В ней и ясный свет, и затмение,

И призыв: обрети на века,

Навсегда обрети, без сомнения…

Задрожала ладонь слегка,

Прикоснувшись к щеке на мгновение.

Поцелуй – как огня строка,

Как ожог, боевое крещение.

Как желанна твоя рука-

И мечта моя и спасение.

Ты близка, ты совсем близка,

Еще ближе. Утро весеннее…

Зоя Саюнова

Лирическое.

То ли быль, то ли небыль,

След воды на весле.

То ли был, то ли не был

Этот день на Земле.

День ушел, как растаял

В голубых облаках,

И как будто оставил

Лучик солнца в руках!

Александр Савицкий

Псковский край.

Предлагают тур в Марокко,

И в Париж, и в Сингапур.

На короткий срок, без срока,

Просто тур и бизнес-тур.

Брат зовет на лето в Осло,

У знакомых в Ницце дом,

Сын друзей, совсем уж взрослый,

Обожает скотч со льдом.

Аргумент, конечно, сильный,

И меня сразить бы мог…

Но на западе России

Есть неброский уголок.

Где озера, лес сосновый,

Где совсем уж мало хат.

Где души моей основы,

Где свободе нет преград!

Где клюет отлично щука,

Где грибов – невпроворот!

Где неведома мне скука,

И живу там без забот.

Где закаты так печальны,

А рассветы так свежи,

Что я чувствую буквально,

Как физически я жив.

И когда один гуляю

Там в тиши лесных дорог,

То как будто понимаю:

Этот мир и есть мой Бог.

На короткий срок, без срока,

На день, на два, хоть на миг...

Но – туда! А тур в Марокко –

Нет, спасибо, не привык!

Вадим Хрилев

Невельские возы.

Поводит вечер темной бровью,

Дрожат разводья бирюзы,

Все дышит свежестью и новью,

Неторопливо, по-воловьи

С пригорка катятся возы.

За возом воз. Торчат жердины.

Нет, я их вижу не впервой.

В краю озерном, лебедином,

Меня волнует звук родимый

И теплый запах луговой.

Бегут лошадки вдоль откоса

Мелькают пыльных спиц лучи,

А я стою, простоволосый,

Кричат скрипучие колеса,

Как за рекою дергачи.

Бегут. Да, я ли дал промашку?

Я луговой запев несу,

Люблю я каждую ромашку,

В простой рубахе нараспашку

Сейчас сидеть бы на возу…

Я - невельский. Я без оглядки

Пою о милой стороне.

Луга в зеленой лихорадке,

Не потому ли так лошадки

Бегут проворно в тишине?

Дымит закат у перевоза,

Раскинув крылья над водой.

Я радуюсь любому возу,

А рядом сонную березу

Целует месяц молодой.

Вновь хорошо мне в птичьем гаме

Себя почувствовать своим.

Возы плывут. А за холмами

Дорога пахнет клеверами

И свежим медом луговым.

Валерий Сталиков.

***

Как все на родине чудесно:

И этот луг, и этот лес,

И солнцу, право, больше места

Среди своих, родных небес.

И я упал, раскинув руки,

В траву душистую лицом,

Чтоб в вечной с юностью разлуке

Вновь ощутить себя юнцом…

***

Над Еменкой нашей прекрасной

У старых склонившихся ив

Я столько тебе, моей ясной

Признаний своих подарил…

Мы шли, взявшись за руки нежно,

Сердечные тайны деля,

И наш поцелуй неизбежный

С улыбкой встречала заря.

***

Разогнало ветром тучи,

Легче дышится теперь,

Солнце брызнуло, и жгуче

На траве горит капель.

Славлю жизнь, она волшебна,

Потому, что ты есть в ней,

И в тебя, как в это небо,

Я влюбляюсь все сильней.

***

Твой смех – как сказочное диво,

И ты сама из сказки вся.

В ресницах солнце шаловливо

Коснулось капелек дождя.

Мы кружимся, и вместе с нами

Танцуют небо и земля,

И передать нельзя словами,

Как я люблю, люблю тебя!

Степан Потеев

Не в этом суть…

Не в этом суть, что годы – как вода,

И время вспять нам повернуть едва ли,

А суть в другом - чтоб в жизни никогда

Нас, ни за что, друзья не покидали.

И суть не в том, что на дворе мороз,

И от метели никуда не деться,

Была бы радость, светлая до слез,

От ждущего и любящего сердца.

Светел август.

Светел август. Кончается день.

Я в деревне родной от мирской суеты отдыхаю.

Покосилась изба, повалился плетень,

Вот и все, что осталось от прежнего детского рая.

А уж Невель растет, все из камня дома

Строит он и теснит деревянные,

С нашей горки видна горизонта тесьма,

Веет тишью полей первозданною.

Светел август. Кончается день.

Покрывается луг голубыми туманами.

И я словно бы вижу ушедших родителей тень…

И озер вижу синь, тех озер, что зовутся Иванами.

Слышу вновь трепетанье осин и берез,

Шум сосновых ветвей, щебетание птиц под копенками,

И любуюсь цветастою радугой ливневых гроз,

И заросшей кувшинками близкой речонкою.

Светел август. Кончается день.

Загораются звезды надеждою зыбкой…

Я приеду под эту, еще не увядшую сень,

За печалью приеду опять, и опять за улыбкой!

Валентина Даниленко

Марта.

Восьмое марта. День слегка морозный.

Везде улыбки и цветы.

И запах свежести мимозный

Принес дыхание весны.

Глаза блестят, мечтаний полны.

Как снег, заботы с плеч стряхнув,

Спешат российские мадонны,

Небрежно шубки распахнув.

Мороз прибавил им румянец,

Хоть и косметика в ходу.

Куда там парижанок глянец,

Жаль, что восьмое марта раз в году.

И верную весны примету:

Веснушки щедро на носу.

Ах, Золушки! Вам каждой бы карету!

Да и по принцу на ночном балу!

Ну, а пока лишь желтые мимозы,

Шампанское и торт в руках.

Мадонны улыбаются сквозь слезы,

Но сладок поцелуй на мужниных губах!

Заветное.

Щедро жить я старалась, не в меру,

В доброту и любовь не утратила веру.

И от жизни ничуть не устала,

И собою быть не перестала.

Умереть я хочу, как птица,

Что без устали в небе кружится.

Камнем вниз упаду я, покинувши стаю,

Вы прощайте друзья, навсегда улетаю!

Где-то там, высоко в поднебесье,

Тихий вздох прозвучит, как прощальная песня

И желанный простор. Так наверно случится –

Воспарю высоко, высоко я, как птица.

Ну а вниз упаду не я, мое тело,

А душа, так хочу, чтоб летела и пела!

Приезжай.

Приезжай. Ты так мне нужен!

Подождут твои дела.

Приготовлю я роскошный ужин

И куплю дорогого вина.

Сойдутся в пожатье руки,

Ласково коснусь твоей щеки.

Сколько, сколько светлой муки

И, в глазах твоих, тоски.

Потечет душевная беседа.

Затрещат дрова в камине.

Погостишь, хотя бы до обеда…

Приезжай, ты легок на вспомине.

Приезжай. Тебе пароль не нужен.

Дверь моя всегда открыта.

Стынет наш роскошный ужин.

Неужели я тобой забыта?

О любви.

Не устану мечтать о любви вновь и вновь…

Говорят, что о ней не просят!

Я ж молю, дай мне, боже, любовь

В мою светлую тихую осень…

По древним легендам, ты где-то в пути,

Моя сокровенная половинка.

Как тебя трудно найти:

Надежда в душе – паутинка!

От обид погрустнеют глаза

Что мне делать с гордостью клятой?

Проложит дорогу слеза,

Останусь опять виноватой…

Отрешусь от мыслей и снов,

Я живу, а сердце в плаче.

И шепчу всего несколько слов

О любви, не могу иначе!

Лилия Пустякова

Материнский край.

Нет, в ностальгию я не верила,

Стремилась мир скорей узнать.

Но поезд подъезжает к Невелю-

И сердце просится летать.

Пусть о любви, подобной вроде-

Немодно стало говорить.

Я не могу в угоду моде

О милой родине забыть.

Одной ли раннею звездою,

Упавшей с неба невзначай,

Ты светел, ты всегда со мною,

Мой тихий материнский край!

Я верю в чудные мгновения,

Не только в сказках. Вот опять

Мой поезд подъезжает к Невелю

И сердцу хочется летать!

Марина Симоненко

Родина.

Называют родиной огромную страну,

А я свою деревню родиной зову.

Здесь, у дома, роща шелестит листвой,

А за рощей светлый пруд, любимый мой.

Здесь поет соловушка – звонче, веселей,

Здесь мне светит солнышко, ярче и светлей!

Незабудки в поле, в небе – журавли,

Мамины заботы, и мечты мои…

Называют родиной огромную страну,

А я свою деревню родиной зову!

Олег Болдышев

Время катится.

По перелескам и дорожкою

Вновь в юность звонкую иду…

К сосне заветной, где с подружкою,

Как дар, желанной встречи жду.

Над плесами туманы стелятся,

Росой ложатся на лугу.

А мне все верится, не верится,

Никак проститься не могу.

А мне все верится, не верится,

Пришла ли ты, ушла ли ты…

И с сединой не переменятся

В нас те – из юности мечты.

И с сединою не истратятся

Минуты юношеских дней,

Хотя, как волны, время катится,

И эти волны все сильней…

Владимир Боровиков

С обрыва.

Дом стоял над озером. С обрыва

Открывались мальчугану, мне,

Старый бор, на островке – две ивы,

И, как в зыбке, чайка на волне.

С этого высокого обрыва,

Прыгнув, я катился вниз с песком,

И вода, приняв меня игриво,

Все шептала: «Будешь моряком».

Не цыганка – точно нашептала,

Штиль познал я и соленый шквал,

Но и в шквал, у скользкого штурвала,

Я свою судьбу не проклинал.

У березки.

Поздний час. Мы из вечерней школы

Шли с тобой, мечтаньями полны,

И опять наш разговор веселый

Чьи-то, может быть, тревожил сны.

В лунном притуманенном сиянии,

Словно в сказке, спал наш городок.

У твоей березки расставание

Я продлить старался, но не смог.

Светлана Логинова

С голубого ручейка…

Что мы знаем о нашей малой родине, о красотах наших мест?

С группой детей мы отправились в поход по окрестностям деревень Рыкалево, Бойдолово и Дягтево.

Из-под обрывистого берега речки Каменки вытекает родник. Десятки лет люди берут воду из этого ключа и считают ее целебной. В 1995-м году родник «одели» в бетонное кольцо. Заглянув в него с детьми, мы, как в зеркале, увидели свое отражение. Настолько здесь прозрачная вода!

А на дне родника – легкие, плещущиеся песчинки. Кто-то из моих попутчиков произнес: «Родники, вы мои, родники! Вы начало огромной реки!».

А ведь это действительно так. Вытекающий из родника, ручеек устремляется по крутому обрыву в речку Каменку, которая впадает в озеро Воротно, а оно связано с Невельским озером.

По воспоминаниям местных жителей, еще несколько десятилетий назад, невдалеке, в Рябиновом озере, тоже был удивительный родник, водой из которого местные жители лечили глаза. Но провели мелиоративные работы, и родник исчез. Даже его след никому не удалось отыскать!

Мы возвратились снова к речке Каменке, и пошли вниз по ее течению.

Никто не помнит, кто и когда дал ей это название. Знают только, что берет она начало из небольшого озерка за деревней Зеленки, что в Артемовской волости.

В старые добрые времена речка была богата рыбой: язем, щукой, линем, карасем, окунем, плотвой. Водились в ней и раки. А сейчас, в обмелевшей речке, резвится только мелкая рыбешка.

Дети тут же смастерили легкий бумажный кораблик, и пустили его по воде. На «судно» опустился шмель, и течение понесло мохнатого путешественника к устью реки.

Наш путь продолжался дальше. На окраине деревни Рыкалево мы подошли к месту, которое называется Старинная божница.

Это – небольшой холм возле заброшенной дороги. Во время Великой Отечественной войны фашисты изрыли его траншеями. А в послевоенные годы Старинную божницу превратили в песчаный карьер.

А ведь, когда-то наши предки останавливались здесь для того, что бы помолиться богу.

Проходим еще метров сто, и мы – на живо