avangard-pressa.ru

Приход к власти чон духвана - История

После объявления чрезвычайного положения 27 октября 1979 г. формально власть в стране продолжала оставаться в руках Республи­канской партии, которую снова возглавил Ким Чжонпхиль. С конца октября по декабрь 1979 г. Чхве Гюха стал временным исполняющим обязанности президента страны. С декабря 1979 г., после соответству­ющего голосования в Объединительном самостоятельном граждан­ском собрании (по процедуре «реформ юсин»), Чхве Гюха официаль­но вступил в должность десятого президента Республики Корея. В феврале 1980 г. Республиканская партия предложила внести очеред­ные поправки в Конституцию страны. Одновременно, для того чтобы поднять свою популярность, правительство Чхве Гюха приняло ре­шение о замораживании цен на основные потребительские товары, расширении сферы применения медицинских страховок и т. п.

Однако без Пак Чонхи, своего лидера, бывшего центром всей по­литической системы юсин, Республиканская партия уже не обладала всей полнотой власти. В конце 1979 г. в Южной Корее фактически наступило двоевластие, в котором перевес все больше склонялся в пользу новых сил. Эти силы возглавил начальник Службы безопас­ности национальных вооруженных сил генерал-майор Чон Духван, на которого было возложено расследование всех обстоятельств покуше­ния на Пак Чонхи.

Примерно в 7 часов вечера 12 декабря 1979 г. по распоряжению Чон Духвана был арестован сам начальник Штаба чрезвычайного по­ложения Чон Сынхва по обвинению в связях с убийцей Пак Чонхи — Ким Чжэгю и, соответственно, в сопричастности к заговору. В тот же вечер на улицах Сеула завязалась перестрелка между войсками, перешедшими под контроль Чон Духвана, и войсками, все еще подчи­нявшимися Чон Сынхва. Столкновения происходили главным обра­зом в центре города, в районе Самгакчи, где расположено Министер­ство обороны Республики Корея, и у бывшего королевского дворца Кёнбоккун, позади которого находится «Голубой дом» — резиденция президентов Республики Корея. К утру следующего дня сторонникам Чон Духвана удалось взять под свой контроль Министерство оборо­ны, основные теле- и радиостанции, редакции газет, информацион­ные агентства. Так совершился «военный переворот 12 декабря». На­чальником Штаба чрезвычайного положения был назначен лояльный Чон Духвану генерал-лейтенант Ли Хисон. На должность начальника Столичного штаба обороны был назначен Ро Дэу (род. 1932; будущий президент Республики Корея с 1988 г.). Армейская оппозиция моло­дым «военным-политикам» была подавлена.

Чон Духван не случайно оказался на «политическом Олимпе» Рес­публики Корея. Он начал свою карьеру военного еще в 1950-е годы, будучи в составе 11-го выпуска Школы офицеров сухопутных войск, которую в свое время закончил Пак Чонхи. Поэтому после прихода Пак Чонхи к власти Чон Духван также смог занять важные посты в южнокорейской армии[345]. В 1960 г. Чон Духван ездил на стажировку в США, а в 1970 г. был отправлен на фронт в Южный Вьетнам. Опыт работы Чон Духвана в армейской службе безопасности и лидерство в группировке «военных-политиков» позволили ему 14 апреля 1980 г. занять должность исполнительного директора южнокорейского ЦРУ.

Последствием «государственного переворота 12 декабря» и поли­тической нестабильности, вызванной бессилием непопулярного пре­зидента Чхве Гюха, с одной стороны, и надвигающейся новой дикта­турой — с другой, стали массовые антиправительственные народные выступления за демократию, получившие название «сеульской весны».

«Сеульская весна» началась с мартовских выступлений студентов столичных высших учебных заведений, приступивших к занятиям по­сле каникул[346]. Поначалу их требования ограничивались демократи­зацией процесса обучения. Однако с апреля 1980 г., после перехода южнокорейского ЦРУ под руководство Чон Духвана, лозунги студен­тов стали носить более широкий политический характер и призывали к большей демократизации, отставке старого правительства вре­мен «реформ юсин», против поправок к Конституции, предложенных этим правительством. С апреля месяца также начались выступления рабочих, требовавших большей демократизации общества, повыше­ния заработной платы и улучшения условий труда. За апрель — май 1980 г. произошло 897 выступлений рабочих, в которых приняли уча­стие около 200 тыс. человек.

Особенно сильным стал накал студенческих выступлений в мае. 2 мая на улицы Сеула вышло 10 тыс. студентов. С 13 мая начались демонстрации, направленные на отмену чрезвычайного положения, введенного после гибели Пак Чонхи. Вечером 13 мая представители 27 сеульских университетов приняли план совместных действий, и на следующий день на улицы города вышли уже 50 тыс. студентов. К ним присоединились студенты еще 10 городов Южной Кореи. В тот день в столкновениях с полицией пострадали 288 человек. Выли разрушены три отделения полиции, перевернут полицейский автобус и т. п.

15 мая 1980 г. к студентам столицы присоединились и горожане. К вечеру на демонстрацию перед Сеульским вокзалом собралось око­ло 100 тыс. студентов и 50 тыс. горожан. Их требования были все те же: отмена чрезвычайного положения, отставка старого республикан­ского правительства. Однако, по мнению организаторов студенческих демонстраций, горожане не оказали им ожидавшейся поддержки (что можно объяснить особенностями традиционной корейской культуры, о которых уже упоминалось в предыдущей главе). К тому же, по их мнению, в достаточной степени уже было продемонстрировано отно­шение рядовых граждан к власти. Поэтому было принято решение о прекращении массовых выступлений. 16 мая для дальнейшей коор­динации действий было созвано Всекорейское собрание студенческих организаций.

Однако накал страстей 15 мая был настолько велик, что 17 мая по всей стране от имени Штаба чрезвычайного положения было объяв­лено о «Мерах по расширению чрезвычайного положения». Эти меры с 00 часов 18 мая приостанавливали всякую политическую деятель­ность, запрещали собрания как на улице, так и в закрытых помеще­ниях, объявляли о контроле над средствами массовой информации, прекращении занятий в высших учебных заведениях, запрещении за­бастовок и своевольного ухода с рабочих мест. Тогда эти меры были восприняты как наступление военной диктатуры, хотя с точки зрения властей, наверное, были единственно возможными: страна, экономика которой находилась под жестким контролем государства, оказалась в состоянии «привнесенного извне» экономического кризиса, который нужно было преодолеть. Ответственность за это лежала на плечах государства, которому был необходим строгий порядок.

Одновременно с введением «расширенного чрезвычайного поло­жения» было арестовано 110 человек организаторов студенческого движения. С другой стороны, как бы выполняя требования демон­странтов (реально — для усиления правящей власти) было задержано 8 человек лидеров правящей Республиканской партии во главе с Ким Чжонпхилем и несколько десятков высокопоставленных чиновников из правительства. Последних отпустили после того, как они ушли с занимаемых постов и передали государству свое имущество. Также были арестованы и лидеры оппозиции — Ким Дэчжун (поначалу был даже приговорен к смертной казни) и Ким Ёнсам.

Таким образом, во второй половине мая власть в стране факти­чески перешла в руки новых «военных-политиков» во главе с Чон Духваном. Против такого положения с оружием в руках выступилистуденты и горожанекрупнейшего центра юго-запада страны — города Кванчжу,выходившие на демонстрации на улицы города еще до объявления «расширения» чрезвычайного положения 17 мая.

Новые демонстрации с требованием отмены чрезвычайного поло­жения начались в 8 часов утра 18 мая у главных ворот кампуса Уни­верситета [провинции] Южная Чолла (Чоннамдэ). Уже около 10 часов утра на улицах города начались первые столкновения между демон­странтами и спецподразделениями армии. На другой день, 19 мая, ко­гда стало известно о том, что столкновения прошедшего дня привели к многочисленным жертвам среди мирного населения, на централь­ные улицы города вышли не только студенты, но и горожане. В тот же день в Кванчжу было переброшено четыре батальона спецподраз­делений правительственных войск. 20 мая к демонстрантам присоеди­нились водители автобусов и такси, перекрывшие движение по цен­тральной улице Кымнамно. Перед зданием Управления провинциаль­ной администрации (провинции Южная Чолла) собралось до 50 тыс. человек, требовавших прекращения диктатуры. Несмотря на жесткую цензуру, телерадиокорпорация «Эм Би Си» (МВС; Мunhwa[347] Вroadcasting Corporation) транслировала эти события на всю страну.

Переломным в событии, которое в Южной Корее носит назва­ние «народного сопротивления в Кванчжу», стал день 21 мая. Тогда студенты и горожане захватили склады с оружием. Власти, опаса­ясь массовых кровопролитий, приняли решение об отводе правитель­ственных спецподразделений за пределы города. К 6 часам вечера[348] восставшие захватили Управление провинциальной администрации. В тот же день правительственный Штаб чрезвычайного положения распространил официальное заявление, в котором называл восставших «нечистыми элементами», «хулиганами». Из заявления станови­лось ясным, что власти будут бороться с восставшими до конца.

Начиная с 22 мая, на протяжении нескольких дней восставшие Кванчжу собирались на митинги перед зданием Управления провин­циальной администрации и требовали отмены чрезвычайного поло­жения, отставки Чон Духвана, расследования событий в Кванчжу и наказания виновных. К 25 мая, когда в город для переговоров при­был президент Чхве Гюха, насчитывалось уже 146 человек, погибших в столкновениях с правительственными силами правопорядка. Пере­говоры ни к чему не привели (всем было ясно, что реальной властью в стране президент не обладает). Тогда власти посоветовали всем ино­странцам покинуть город, а восставшие решили бороться до конца.

Штурм Кванчжу правительственными войсками начался в 3:30 утра 27 мая и завершился уже к 5 часам утра взятием основных правительственных учреждений. Народное вооруженное восстание в Кванчжу было жестоко подавлено. На улицах города погибло 154 че­ловека[349].

В южнокорейской и советской исторической литературе нередко пишется о том, что США поддержали приход к власти Чон Духва­на и не особенно возражали против кровавого подавления восстания в Кванчжу. Иногда даже говорят о прямом «вмешательстве» США, имея в виду их «предполагаемый частичный контроль» над операци­ями, проводимыми южнокорейскими вооруженными силами.

В недавно опубликованной книге В. X. Глейстина (младшего)[350], ис­полнявшего в то время обязанности посла США в Республике Корея, представлена иная точка зрения. По его мнению, подтвержденному рядом документов, в то время позиция США по отношению к Юж­ной Корее состояла в том, чтобы, не допуская «использования» Се­верной Кореей политической нестабильности Республики Корея, избегать конфронтации вооруженных сил США с местным населением, не поддерживать самопровозглашенных лидеров, а поддерживать кон­ституционный порядок и способствовать дальнейшей либерализации политической жизни в стране. После гибели президента Пак Чонхи американские власти старались налаживать отношения с новым пре­зидентом страны Чхве Гюха, а не с Чон Духваном. На события в Кванчжу США ответили заявлением о том, что они не знали о во­енных репрессиях против студентов, не поддерживают насилие в ре­шении вопросов восстановления общественного порядка и не будут посылать войска, подчиненные главнокомандующему вооруженными силами США в Южной Корее генералу Викхэму, на подавление вы­ступлений в Кванчжу. С другой стороны, опасаясь «использования Пхеньяном ситуации», в США положительно отнеслись к наведению порядка в мятежном городе, но призвали Чон Духвана как можно скорее восстановить в стране конституционный порядок и предоста­вить большую свободу политической деятельности.

Однако после подавления народного восстания в Кванчжу Чон Духван, опасаясь повторения подобных событий, предпринял еще ряд шагов, направленных на борьбу с оппозицией новой военной власти на самом высоком уровне. 31 мая 1980 г. в Сеуле был образован Комитет по чрезвычайным мерам охраны государства (Кукка пови писан тэчх-эк вивонхве), в который вошли 14 военных и 10 гражданских лиц. Во главе Комитета встал лично Чон Духван. Провозгласив своими зада­чами усиление мер по стабилизации общей обстановки, решению эко­номических проблем и т.п., Комитет фактически занялся чисткой в высшем руководстве страны. Из южнокорейского ЦРУ были уволены более 300 человек, из различных государственных правительственных учреждений — около 5,5 тыс., из находящихся в ведении государства предприятий и организаций — более 3 тыс. человек. Далее, в течение полугода, до октября 1980 г., пока Комитет не был распущен, от его имени проводились различные мероприятия, направленные на уже­сточение порядков в сфере образования, средствах массовой инфор­мации, в борьбе с преступностью.

С созданием Комитета по чрезвычайным мерам охраны государ­ства Чон Духван окончательно взял власть в свои руки. Теперь ему оставалось только оформить свой приход к власти законодательно, т. е. стать «законным президентом» страны.